Имя
E-mail
Тема
Текст
Логин     Пароль
Отражение культа коня в культурной традиции казахов и кыргызов23.01.2018
  • Фото: camonitor.kz
Культура  22:40

В I тысячелетии до н.э. в степях Евразии уже окончательно сложилась уникальная и самобытная конно-кочевая цивилизация, которая просуществовала несколько тысячелетий и внесла огромный вклад в развитие общемировой культуры.

Мы называем ее конно-кочевой, так как в номадистике выделяется несколько видов кочевничества: североафриканско-переднеазиатское; африканское к югу от Сахары; евразийское; тибетское; североазиатское. Исходя из исключительной важности того или иного вида домашних животных в системе жизнеобеспечения этих кочевых народов, первых называют верблюдоводами, вторых - коровопасами, третьих - коневодами, четвертых - яководами, пятых - оленеводами. Таким образом, коневодство как стержневой элемент кочевого хозяйства и породило евразийский степной номадизм в его классическом варианте.

Прямыми наследниками конно-кочевой цивилизации Евразийских степей являются казахи и кыргызы. Безусловно, занимая важнейшее значение в жизни кочевников, конь не мог не найти свое отражение в культурной традиции этих народов.

Культ коня у казахов и кыргызов наиболее ярко прослеживаются в поверьях, обычаях и традиционной обрядности.

Среди четырех основных видов домашних животных (төрттүлік мал) конь по значимости занимал первое место. Одним из идеологических проявлений, связанный с почитанием коня и восходящий к древней традиции первых коневодов евразийских степей, является образ особого патрона-покровителя лошадей Камбара-ата (Жылкышы-ата). Считалось, что Камбар-ата - один из пастухов, который после всемирного потопа и спасения пророком Ноем (Нұх) на своем судне по два животному каждого вида, пас лошадей в горах Казыгурта.

Особую ритуальную роль играли лошади в традиционной погребально-поминальной обрядности этих народов. Во всех его элементах явно прослеживается присутствие коня, его особая семантическая роль, отражающая древние культовые представления о коне.

Традиция погребения покойника со всеми личными вещами и принадлежностями конской утвари имела широкое распространение среди казахов еще в конце XVIII века. Об этом писал один из дореволюционных исследователей Казахстана И. А. Кастанье: "Случалось даже, что с покойным хоронили лучшую его лошадь. Этот обычай был очень распространен еще в конце XVIII века и в начале XIX века по ту сторону Урала".


Конь как самое близкое к человеку животное в иерархической последовательности жертвенных животных занимает первое место (конь - бык - баран - козел). На годовых поминках (ас - казах., аш - кыргыз.) резали лошадей со словами "тие берсін" - да дойдет до тебя. Считалось, чем больше будет зарезано лошадей на могиле, тем благополучней будет покойник в ином мире.


Почитание коня получило отражение и в космологических представлениях казахов и кыргызов. Ввиду кажущейся неподвижности полярной звезды казахи наименовали ее Железным колом (Темір қазық, кыргызы - Кут жулдыз). А близкие к ней и визуально подвижные две звезды напоминали ход лошадей и отождествлялись с двумя конями (у казахов - Ақбозат, Көкбозат; у кыргызов - Ак сарыат, Кок сарыат), привязанных веревкой к железному колу. Эта легенда отражает древний обряд принесения в жертву коней у мирового дерева (жертвенной коновязи).

По поверьям казахов и кыргызов лошади считались священными (киелі) животными и наделялись свойствами оберега, талисмана - "құт" - приносящего счастье, богатство, удачу. При продаже лошадей для того, чтобы "құт" не ушел вместе с животным, непременно совершали следующие действия. Выдающийся исследователь и знаток тюрко-монгольских традиций, фольклора Г. Н. Потанин писал: "Хозяин вырывает клочок шерсти, сует под губы продаваемой скотины, чтобы замочить ее слюной... Шерсть со слюной зашивают в гриву коня, если она взята с коня, в гриву барана, если с барана и т.д. Говорят, что если слюну не обтереть, то скот не будет водиться; если забудут соблюсти этот обычай, то через день и более догоняют проданную скотину; если купленная скотина заболеет, а хозяин, продавший ее, не отер слюны хоть через пять дней, человек, который купил ее, может по... обычаю возвратить ее старому хозяину и сказать: "Ты не отер ея слюны: она заболела, возьми ее назад". И тот должен взять ее обратно".

У многих коневодческих народов было распространено древнее представление о магической силе конского волоса. Шаманы многих народов обматывали свои ритуальные бубны конскими волосами. У кыргызов имелись своеобразные талисманы, являвшими собой "катышки" лошадей (жылкынын тизеги), перевязанные конскими волосами. Этот талисман должен был вызвать обилие лошадей и вообще прибыль. Герои тюрко-монгольских эпосов, попав в затруднительное положение, сжигают волосок, который ему дает конь при расставании, и таким образом вызывает его. Только с помощью конского волоса, служившего своеобразным "мостом", можно попасть в подземное царство.

Особую значимость в представлении казахов и кыргызов играла масть коня. Значение масти в идеологических представлениях кочевников охарактеризовал исследователь Л. П. Потапов, который отмечал, что масть коня имела настолько большое ритуальное значение, что даже вошла в местные родовые культы в качестве одного из сакральных признаков. Масть коня стала характерной как бы канонической чертой родового культа, подобно тому, как в героическом эпосе масть коня, на котором ездит батыр, входит как эпитет в его собственное имя (например, конь Манаса - Ак-Кула, конь Алпамыс батыра - Байшубар).

Кони светлой масти олицетворяли собой свет, чистоту, правдивость. Это способствовало тому, что кони светлой масти употреблялись в ритуалах и традиционной обрядности в особо важных случаях.

К примеру, казахи лишь в особых случаях приносили в жертву белую кобылу (бозбие) - во время присяги, при решении вопросов войны и мира, или же ее приносили в жертву в интересах целого рода или племени.

Лошадям белой масти приписывались исключительные очистительные свойства. Исследователь Владимир фон Герн описывал следующий обычай, имевший место в XIX веке: "У казахов и кыргызов существует даже способ избежать кары небесной за ложную присягу, принятую даже перед народным судом (к которому казахи и до сих пор относятся еще с большим доверим и уважением) и в присутствии почетных лиц из среды казахского народа: перед принесением заведомо ложной присяги с сочиненными на этот случай молитвами режут белую кобылу (при незначительных делах - белого барана), вареное мясо которой должны съесть ответчики (или истцы) и лжесвидетели для того, чтобы, по казахскому поверью, вина за ложную присягу пала на душу зарезанной белой кобылы. После такого жертвоприношения казах с совершенно спокойной совестью дает какую угодно ложную присягу и ложное присяжное показание в полном убеждении, что не только на этом, но и на том свете, в загробной жизни, он за такую ложь не ответит".

Белую лошадь приносили в жертву, когда приезжал долго отсутствовавший родственник, если объявился пропавший без вести во время войны родственник, если был падеж лошадей, если после седьмого колена разрешались внутриродовые браки, во время праздника Наурыз.

Таким образом, конь в культурной традиции казахов и кыргызов занимал особое место. Исторические корни этих представлений уходят в древнейшую эпоху, в эпоху сложения сообществ первых коневодов Евразии.

Асет ЖАНИСОВ,

доцент кафедры археологии и этнологии

ЕНУ имени Л. Н. Гумилева,

кандидат исторических наук
Просмотров: 104305

При использовании информации с сайта гиперссылка на информационное агентство Kazakhstan Today обязательна. Авторские права на материалы агентства.
Заметили ошибку на сайте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter